Николай Шарах: Профсоюз — это не его лидеры, а сами работники

.......

Как известно, в январе «Витебская весна» объявила имена Защитников прав человека — 2018. Среди удостоенных — председатель Свободного профсоюза Белорусского Николай Шарах из Полоцка. «Витебская весна» отметила его в номинации «За отстаивание прав человека в суде». По этому поводу корреспондент правозащитного сайта встретился с профсоюзным лидером.

Господин Николай, скажите несколько слов о себе и поделитесь с нашими читателями, как живется Вам после ухода с предприятия, которому вы отдали много лет.

В 2016 году ОАО «Полоцк-Стекловолокно» не продлило со мной контракт. Никто из администрации не принял во внимание мое желание работать дальше. Пришлось уйти на льготную пенсию, так как десять лет отработал во вредных условиях при общем стаже в 30 лет. Последние лет 15 работал помощником мастера. Имею два высших образования: техническую (инженер-механик по эксплуатации машин и аппаратов химического производства) и юридическую (международное право). Тогда наниматель проигнорировал и мою квалификацию, и богатый трудовой опыт, но сегодня я ему за то благодарен. И хотя денег стало меньше, прибавилось свободного времени. К тому же посменная работа и вредные условия труда здоровья не добавляли, а наоборот его забирали. Сегодня я чувствую себя нормально. Появилась возможность больше заниматься общественными делами. И это не только профсоюзные дела, но и правовые, и социальные. Сегодня Полоцк находится в запущенном состоянии, что требует от граждан большей социальной активности. С понижением статуса города пришло и пониженное функционирование, и пониженное финансирование. Бюджет небольшой, поэтому ничего для горожан не делается. Если раньше хотя бы что-то менялось в центре города, ремонтировались дороги, то сейчас и этого нет. В упадок приходит даже то, что в прошлые годы было сделано и куда сейчас деньги не вкладываются. Ухудшение социально-экономических условий добавляет работы. К нам начало более приходит людей, обремененных своими проблемами, которые они не в состоянии решить самостоятельно. Это прежде всего касается пенсионеров, безработных, людей, обиженных властью. Я не скажу, что это активные граждане, но

они люди, которые требуют помощи. И мы работаем с этими людьми.

 Расскажите, с чего состояла деятельность профсоюзной организации СПБ во время вашей работы на предприятии «Полоцк-Стекловолокно», и что повлияло на уменьшение числа ваших друзей?

Когда мы с Виктором Стуковым (председателем первички) работали на «Стекловолокно», люди контактировали с нами очень плотно. Профсоюз

Встреча с послом Голандии

проводил различные акции и мог реально влиять на администрацию. Собирали подписи за улучшение условий труда, за повышение зарплат. Первичка на предприятии существует и сегодня, но она не такая большая, как раньше. Административное давление и контрактная система сделали свое дело. Людей в конце концов запугали. В начале, когда только начали вводить контрактную систему, она была довольно привлекательной. Зарплата сразу повысили на 50 процентов, и люди были очень довольны, но четыре человека отказались переходить на контракт. В то время мы теряли где-то 50 долларов при общей месячной заработной плате в 200 долларов. Мы не согласились с заложенными в контракте требованиями участвовать в субботниках и в форс-мажорных обстоятельствах получать зарплату продукцией предприятия. Мы начали требовать исключения этих пунктов из договора. Где-то полгода мы боролись, но добились, что эти пункты в наших контрактах не будут действовать. На субботники мы не ходили, и никто нас не заставлял, как всех остальных. Это обстоятельство заставило людей задуматься над тем, что при желании можно многого добиться от руководства. За эти годы изменились четыре или пять директоров. Те первые директора были

Николай Шарах выступает перед рабочими Полоцкого завода

ближе к народу, с ними было проще разговаривать. Давления практически никакого не было, и офис мы получили бесплатно, на равных условиях с официальным профсоюзам. Рост друзей у нас тогда был значительный (имеем 369 заявлений). Отток из профсоюза начался после запугиваний и преследований со стороны администрации. После того, как началось давление, несколько человек написали заявления на выход из профсоюза, но большинство рабочих таких заявлений не написала. Кстати, в нашем уставе есть возможность сохранять членство в профсоюзе даже при условии неуплаты взносов. С началом первых увольнений и особенно после увольнения Виктора Стукова, руководителя профсоюзной первички, который активно отстаивал права трудящихся перед администрацией, начались изменения в настроениях рабочих. Людей это очень напугало. Выходило, если можно уволить профсоюзного лидера, то что тогда говорить о рядового человека. После этого работники забрали свои заявления из бухгалтерии о перечислении взносов на счет профсоюза. Взносы начали перечислять наличными без

уведомления нанимателя.

И Вас, и Виктора Стукова администрация уволила, но профсоюзная работа не закончена, и вы по-прежнему защищаете права рабочих. Как это происходит в таких неблагоприятных условиях?

Мы защищаем права не только членов нашего профсоюза, но и любого работника «Стекловолокна», который к нам обращается. До сих пор имеем переписке с администрацией относительно улучшений условий

В офисе Свободного профсоюза

труда. Знаем, что проблемы в конце концов решаются. Об этом люди нам регулярно сообщают. И хотя решение проблем обычно прысабечвае Белхимпрофсоюз, мы на это внимания не обращаем, так как для работников все равно, кто улучшил условия их работы.

За это время много было сделано по восстановлению уволенных работников на работе, особенно если увольнение произошло с нарушением правовой процедуры. Мы защищаем всех, так как профсоюз — это официальный адвокат, защищающий граждан независимо от того, что собой представляет тот или иной человек. Однако профсоюз, — не всесильна организация, особенно с учетом того, что законы в стране пишутся в пользу нанимателя.

Работаем сейчас и через Белорусский конгресс демократических профсоюзов, через минские структуры, работаем и на международном уровне с Международным бюро труда, с Международной организацией труда, имеем отношения с правительством.

С недавнего времени я являюсь участником совета по совершенствованию законодательства в социально-экономической и трудовой сфере. Консультации происходят с участием заместителя министра труда, профсоюзов и представителей Союза нанимателей. Среди прочего совет обсуждает изменения, которые затем вносятся в Соглашение. Правда, реальное влияние совета минимален. Как правило, все остается на уровне обсуждения. Я уже три года занимаюсь этим, и вижу, что совет — бутафорская структура, созданная в первую очередь для отчета перед Западом по требованию Международной организации труда.

Хотелось бы услышать от Вас на счет перспектив развития независимого профсоюзного движения в Беларуси. Что нужно изменить в стране, чтобы профсоюзы стали сильными и влиятельными?

В сегодняшних условиях перспективы профсоюзного движения в Беларуси упираются в государственную собственность, поэтому пока никаких изменений к лучшему ждать не приходится. Пока собственность и профсоюзы принадлежит государству, никакого профсоюзного движения не будет. К тому же та самая государство выступает еще и в роли посредника в спорах между профсоюзом и нанимателем, хотя сама тем самым нанимателем и является. Реального трехстороннего диалога нет. Что уж тут говорить о сильных, многочисленные и влиятельные профсоюзы.

Есть определенные активисты, которые показывают рабочим, как должны создаваться профсоюзы, что это такое, как они действуют и какие международные нормы регулируют их деятельность.

В авангарде создания независимых профсоюзов в Беларуси был шахтерский движение в Солигорске, но проблемы и преследование есть и там. Проблемы будут до тех пор, пока у нас не будет нормально развиваться бизнес и пока не произойдет смена собственника.

Николай Шарах

В профсоюзной работы никакой оттепели никогда не было. Надо понимать, что профсоюз — это не его лидеры, это сами работники. Только тогда, когда люди преодолеют свой страх, и возникнут профсоюзы. Мы можем научить, как бороться, можем помочь юридически, информационно и образовательно, но бороться за свои права, требовать их исполнения от нанимателя должны сами работники.

В данное время Беларусью подписаны 49 конвенций Международной организации труда, которые должны быть имплементированы в белорусское законодательство, но они не используются в судах. Даже нормы, закрепленные в Генеральном соглашении и подписаны тремя сторонами процесса, нанимателем не выполняются. И механизма заставить его это делать нет. Но это не значит, что ничего не нужно делать. Надо делать то, что нам по силам.

С. Горки

Запись опубликована в рубрике 1 Профсоюзные действия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.