Школа выживания

.......

виктор ПушкарёвГазета нанимателя ОАО Полоцк-Стекловолокно в номере семь напечатала статью о рабочем завода воевавшем в Афганистане. Фамилия у моего сегодняшнего собеседника вполне военная  Пушкарёв, и имя победителя — Виктор. При этом Виктор Григорьевич — человек спокойный, миролюбивый, говорит тихо, рассудительно, без ярких эмоций. Даже о войне, участником которой ему довелось стать. Воевал в составе ограниченного контингента Советских войск в Афганистане. Когда прошу сказать о том периоде его жизни в двух словах» отвечает, почти не задумавшись: «Школа выживания».

Целое поколение советских юношей прошло через горнило той войны. Раньше ведь редко встречались молодые люди, не служившие в рядах Вооружённых Сил срочную службу, не отдавших этот священный долг Родине. Вот и Виктор Пушкарёв, окончив школу, только приступив к работе на Полоцком авторемонтном заводе по специальности токарь, получил повестку в военкомат и уехал служить в далёкую Туркмению, в армейскую «учебку».

Шёл 1987 год, о войне в Афганистане знала уже вся страна, матери боялись отправлять сыновей на воинскую службу. У мамы Виктора Григорьевича прибавилось седых волос, когда получила она известие от сына из ДРА.

Службу он проходил на самом юге Афганистана, под Кандагаром, во 2-й роте 6-го батальона спецназа. «Два года зимы не видел, — вспоминает Виктор Пушкарёв. — Не то, что снега, дождя дождались только раз, под новый 1988 год. Радости было! Помню, смот»

рели телевизор, как-то ухитрились сигнал поймать наш. А тут дождь… Выскочили на улицу, стреляли из всего, что было, шумно отметили. Ещё 9 Мая отмечали так же громко. Это — самые большие праздники.

Там всё время жара стояла изматывающая. А я служил водителем, кабина разогревалась на солнце, как сковорода. Нас, водителей, смертниками называли. Мы в своих машинах и мишень хорошая, и на мину наехать могли, и в самые горячие точки выезжали: подвезти боеприпасы, доставить документы, людей». Задачи выполняли важные — проведение спецопераций с целью не допустить подвоза боеприпасов противником в зону боевых действий, сопровождение и обеспечение всем необходимым наших караванов с провиантом и боеприпасами.

Первое время, как вспоминает мой собеседник, те, кто на новенького, спать не могли совсем. Страшно, стреляют, нервы напряжены. А потом ко всему привыкали. Научились выживать в любых условиях. С тех пор есть понимание — человеку для жизни надо не так уж и много. А вот вынести можно многое. О чём больше всего мечталось там, в чужой враждебной стране? На мой вопрос Виктор Григорьевич отвечает с улыбкой: «О самом обыденном. О нормальной домашней пище». Это сейчас, с возрастом пришло более глубокое понимание всего происходящего, как и чувство благодарности к командиру батальона, опытному майору, который дослуживал второй год, за то, что берёг каждого солдата, учил не высовываться. Потому и не было потерь в подразделении за время службы Виктора Пушкарёва.

«Когда выводили нас из Афгана, мечтали скорее оказаться на Родине, — вспоминает мой собеседник. — Посадили в самолёт, а приземлились как-то уж очень скоро. Оказалось — на Кавказе. Дослуживал в Карабахе, в Степанакерте. Там в 1988 году уже разгорался межнациональный конфликт. Даже не верилось, что это — Советский Союз. С такой агрессией столкнулись, какой в ДРА не встречали. Было очень тяжело. У нас, солдат, — холостые патроны, а в нас бутылки с зажигательной смесью бросают. Ребята наши горели заживо. А если бы и были боевые патроны, то как же в своих людей, в советских стрелять, они же не враги!? Вот это было страшно».

Сейчас, когда прошло более четверти века после той войны, будоражить душу воспоминаниями её ужасов нет никакого желания. И мой собеседник с восхищением рассказывает о неповторимой красоте афганского ночного неба. О величии гор. Об оглушительной тишине. Об огромных звёздах, которые в южном небе так близки, так ярко светят.

Автор Мария БУДНИК.

Запись опубликована в рубрике 1 Профсоюзные действия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *