Учиться — всю жизнь

.......
инвалидЛюдям ослабленным физически всю жизнь надо учиться. А еще учиться надо всем нам, чтобы реально помогать тем, кто предпочел, как поется в известной песне, «жить, а не существовать». Об этом пишет  на сайте «Заўтра тваёй краіны» Александр ТОМКОВИЧ.
 
Наверное, многие еще помнят избитую фразу того, чьи портреты и памятники в прошлом веке были самыми популярными в Советском Союзе: учиться, учиться и еще раз учиться… И хотя Владимир Ильич говорил про совсем другую учебу, его прописная истина имеет самое непосредственное отношение к предмету сегодняшнего разговора — о том, как реформируется работа с инвалидами. Именно людям ослабленным физически всю жизнь надо учиться. А еще учиться надо всем нам, чтобы реально помогать тем, кто предпочел, как поется в известной песне, «жить, а не существовать».
Как известно, одно дело дать человеку уже пойманную рыбу и совсем другое — научить ее ловить.
Польский «Хельсинкский фонд по правам человека» именно этим и занимается. Прошу здесь не путать его с традиционными для многих стран Хельсинкскими комитетами. В Польше подобный тоже есть, однако он носит больше характер некоего идейного гуру и на заседания собирается в зависимости от ситуации, всего несколько раз в год.
Создали его в семидесятые годы прошлого века, то есть еще «при коммунистах». После того как тогдашние задачи были выполнены и Польша твердо встала на путь построения демократии и соблюдения прав человека, возник вопрос, кто будет всем этим заниматься на профессиональной основе. По польским законам зарегистрировать соответствующий фонд было гораздо проще и дешевле, чем что-то другое. Так 9 января 1990 года и возник ХФПЧ.
Янина Агнешка КлосовскаСегодня в нем постоянно работает около сорока человек, а Янина Агнешка Клосовска занимается там непосредственной защитой прав инвалидов. Почему именно этой тематикой? — Потому что люди с ограниченными возможностями, — объясняет пани Клосовска, — одна из тех групп, которые мы называем наиболее уязвимыми в плане правовой дискриминации. Их права нарушаются чаще всего.   Проблемами инвалидов в Польше сейчас занимается великое множество организаций. Причем как частных, так и государственных, что в конечном итоге и дает неплохой эффект. Ситуация имеет шанс к улучшению только в том случае, когда между ними налажено плодотворное сотрудничество.
Мы работаем с Беларусью, прежде всего, потому, что она является одной из немногих стран, которые пока не подписали и не ратифицировали Международную конвенцию о защите прав инвалидов, и ваши инвалиды серьезно ущемлены в своих правах.
Особенно это касается учебы.
Упомянутый правовой документ был принят Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 года, а открыт для подписания 30 марта 2007 года. Польша сделала это сразу же, но для того чтобы документ обрел силу закона, нужна была его ратификация парламентом, а для этого требовалось приведение в соответствие с ним всех польских законов. На это потребовался не один год. 15 июня 2012 года польский сейм его ратифицировал, 6 сентября он был подписан президентом Польши, а 25 сентября 2012 года передан генеральному секретарю ООН.
Таким образом, Польша во многом уже прошла тот путь, который Беларуси еще предстоит пройти, ибо, как сказано ранее, РБ его до сих не приняла. И в обозримом будущем делать этого не намерена.
Но дело не только в конкретных документах. Как говорилось в одном известном фильме, суть «в головах». Имеется в виду трансформация взглядов общества и государства на инвалидность как таковую. Изменения в Польше были столь стремительными, что даже трудно поверить в то, что они произошли в очень сжатые временные сроки.
— Во времена коммунистической власти, — рассказал мне зашедший в фонд за консультацией варшавянин Ежи Порячинский, — польские инвалиды полностью обеспечивались государственной властью, которая всячески стремилась убрать их подальше от своих глаз. Для инвалидов повсеместно существовали так называемые «учреждения закрытого типа», именуемые специнтернатами. Но сейчас ситуация поменялась, есть возможность выбора. О нем я и хочу поговорить сегодня с консультантами ХФПЧ…
Действительно, сегодня ситуация кардинально изменилась.
Например, в расположенном недалеко от Варшавы небольшом городке Власков давным-давно было создано Общество невидящих людей, а тамошний центр обучения слепых детей существует и вовсе более 130 лет.
Раньше главными профессиями для инвалидов были столяр, слесарь и т.д. То есть те сферы деятельности, где не требовалась особая квалификация. Типа производства щеток. Сейчас сюда обращаются только те, кто дополнительно к отсутствию зрения имеет еще проблемы с замедленным умственным развитием. Остальные незрячие дети учатся в обычных школах, среди обычных сверстников, а потом при желании получают высшее образование.
Прежде ничего подобного не было.
Лет 20—30 назад, если кто-то видел человека с белой тростью, который переходит улицу, то всячески старался ему помочь, ибо белая трость сигнализирует об отсутствии у человека зрения. Сегодня этого не делает никто. И вовсе не потому, что поляки стали такими равнодушными к чужим проблемам.
Изменилась психология, причем так кардинально, что мой вопрос на сей счет у некоторых вызывал даже определенное недоумение.
Один из прохожих резюмировал его весьма красноречивой фразой:
— Зачем? Мы же можем их обидеть? Люди учатся жить со своим недугом. Помогаем, конечно, но только в том случае, когда согласен сам инвалид.
Как видите, слово «учатся» является доминирующим.
Если в Беларуси для получения высшего образования инвалиду нужно специальное разрешение, то в Польше ничего подобного нет и в помине. Исключение составляют только те области человеческой деятельности, где требуется особая физическая подготовка. Например, если человек решил стать… космонавтом.
Рассказывает пани Клосовска:
— …В остальных случаях поступление в наши вузы идет в онлайн-режиме, то есть анонимно. Определяющими служат не некие субъективные факторы, а оценки в аттестате о среднем образовании. Приемная комиссия о том, кто конкретно к ним поступает, не знает вообще. Об инвалидности отдельных студентов узнают только во время их учебы.
В том же Варшавском университете сегодня на равных с остальными обучается около тысячи студентов с инвалидностью, а в качестве помощника ректора там даже есть специальный уполномоченный по делам инвалидов. При этом никаких поблажек людям с ограниченными возможностями в университете никто не делает. И так во всех вузах Польши.
Что касается начального образования, то для инвалидов во всем мире оно подразделяется на три категории: специальное, интегрированное и инклюзивное. Суть первого всем понятна, а сущность последнего заключается в полном равенстве инвалидов с их сверстниками, и именно в этом в Польше видят цель, к которой надо стремиться. Пока же предпочтение отдается интегрированному обучению, которое предусматривает совместное обучение лишь по большей части предметов, а остальные инвалиды посещают «по своему плану».

2013-10-16_200928Закончить же хотелось словами председателя Белорусского общества инвалидов Владимира Потапенко: — Обучение инвалидов в белорусских условиях зависит (как и все остальное), прежде всего, от самих инвалидов. Если у нас что-то законодательно и регламентируется, то в большей степени для того, чтобы придумать какие-либо ограничения.

Материал подготовлен при поддержке фонда DANIDA.
Особая благодарность за помощь информационному Офису солидарности с Беларусью.
Александр ТОМКОВИЧ, Минск — Варшава — Минск
Запись опубликована в рубрике 7 Мнение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *