Судебной власти у нас не было и нет

.......
Михаил ПастуховМихаил Пастухов: «Судебной власти у нас не было и нет — ее надо создавать». Наш собеседник в цикле материалов на тему «Европейский диалог модернизации для Беларуси» Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, в прошлом — судья Конституционного суда. Интервью опубликовано на сайте «Заўтра тваёй краіны» автор  Владимир ЖУРАВОК.
— Михаил Иванович, почему понадобилась модернизация белорусских судов?
— Сложившаяся у нас судебная система действует еще со сталинских времен. И принципы организации судов остались прежними: жесткая субординация, назначаемость, одконтрольность, зависимость. Как результат — суды превратились в карательные органы, которым отводилась главная роль в борьбе с преступностью. Мягкость наказания, а тем более оправдание подсудимого вызывали недовольство у «коллег по борьбе» — прокуроров. Используя свои широкие полномочия в судебной сфере, они могли (и могут сейчас) отменить любой неугодный для них приговор.
Очевидно, что наши суды должны иметь сегодня цивилизованный облик, то есть быть независимыми и объективными арбитрами в споре сторон.
Из репрессивных органов, которыми они остаются поныне, судам надлежит стать защитниками прав граждан. Вот на что следует направить модернизацию судов.
— В апреле 1992-го была принята подготовленная с вашим участием Концепция судебно-правовой реформы. Почему она так и не воплощена  в жизнь, фактически проигнорирована властью?
— Да, можно говорить о провале реформы. Тогдашние руководители судов и других правоохранительных органов (прокуратуры, МВД, КГБ, Министерства юстиции) не были заинтересованы в ломке привычной системы и всячески саботировали предложенное. Особенно наглядно это проявилось на примере прокуратуры, которую тогда возглавлял бывший заместитель Председателя Верховного Совета В. Шолодонов. Он пролоббировал принятие закона о прокуратуре, который закрепил за прокурорами все мыслимые и немыслимые полномочия. Серьезные отступления от положений концепции имелись и в принятом 13 января 1995 г. Законе «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь». Суд присяжных заседателей, о котором шла речь в концепции, а затем и в ст. 8 вышеназванного закона, так и не ввели.
Первого президента Беларуси и его администрацию не заинтересовали вопросы формирования независимой судебной власти. Более того — судьи, кроме судей высших судов, стали назначаться на должность и освобождаться от должности президентом. В скором времени они попали в полную зависимость от органов исполнительной власти и структур президентской вертикали. Судей отнесли к государственным служащим, зависимость от исполнительной власти и главы государства стала еще более ощутимой.
Наши суды не обрели самостоятельности и независимости. Они как были составной частью государственного аппарата, так и остались. По своему статусу судьи у нас чиновники, которые зависят от всего и от вся. В итоге судебной власти у нас как не было, так и нет. Ее надо создавать.
— Каким образом вы предлагаете модернизировать нынешнюю судебную систему?
— Поэтапно, шаг за шагом. Сначала можно заняться специализацией судов за счет расширения их состава и создания новых судов, например, по делам несовершеннолетних, по административно-правовым спорам (по жалобам граждан на решения и действия органов управления и должностных лиц).
Потом судам надо передать право выдавать санкции на заключение под стражу и проведение других следственных действий, связанных с вторжением в личную жизнь граждан. Можно подумать о введении суда с участием присяжных заседателей в тех случаях, когда обвиняемому может быть назначено наказание в виде смертной казни или пожизненное заключение, и он не признает себя виновным в совершении преступления.
На мой взгляд, следует изменить компетенцию и статус Конституционного суда, который должен реально стоять на страже Конституции и конституционных прав и свобод граждан. Разговоры о праве граждан на подачу конституционной жалобы пора воплотить в жизнь.
Закрытыми для общества остаются хозяйственные суды. Возможно, их следует объединить «под одной крышей» с судами общей компетенции.
— И все-таки остается нерешенным главный вопрос: как обеспечить независимость судов и судей?
— Мне ближе модель, которая закреплялась в Конституции 1994 года: судьи высших судов (Конституционного, Верховного, Высшего хозяйственного) утверждаются в должности парламентом, а судьи нижестоящих судов — назначаются президентом. Можно предложить и другие варианты. Главная цель — суд должен быть независимым и самостоятельным, иначе нет смысла говорить о правосудии.
Запись опубликована в рубрике 7 Мнение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *